bogdanovskaya (bogdanovskaya) wrote,
bogdanovskaya
bogdanovskaya

Ирбит. День пятый

Нижнетагильский драматический театр показал "Дикое счастье" по Олегу Богаеву по Мамину-Сибиряку. К масштабной постановке Валерия Пашнина (с масштабной же, предельно ясной и функциональной сценографией Александра Кузнецова) осталось много вопросов, но преимущества для меня преобладают.

После первого акта думала, что, живи я в Нижнем Тагиле, пересматривала бы эту вещь раз пять, не меньше. Второй акт затянули, его бы урезать и по времени, и по сюжету, в особенности хочется купировать монологи-нравоучения и религиозную составляющую, позиция которой ясна и без проговаривания. Современно "нарезанный" текст сочетается с по-хорошему традиционным, качественным психологическим театром. Не всегда, с оговорками, но всё же. В то время как к отдельным актёрам, образам и решениям можно придираться и придираться, общий эффект достигается, внимание не угасает ни на минуту, хотя сюжет знакомый.
Да, цыгане дурные, с идиотскими париками, но вместе с их появлением утвердилось ощущение страшной стихии, в которую засасывает Гордея Брагина (Игорь Булыгин). Да, городские дамочки совсем проходные, но и их минутные вставки нужны для воссоздания городского калейдоскопа перед деревенским свежеразбогатевшим мужиком. Да, разбойники совсем уж нелепые, но и они подходят для контраста с последующим серьёзным куском. Да, Татьяна Власьевна (Любовь Новосёлова) с самого начала играет в античную трагедию и напускает пафоса, но и это можно оправдать, потому что есть другое, живое и важное.

Симпатичный в общем-то поначалу персонаж, Гордей Евстратыч на наших глазах меняется, меняется серьёзно, глубоко, последовательно. Сложная работа Булыгина, в которой много нюансов, несколько стадий перевоплощения и практически нет возможности быть не на виду. Все перемены в реальном времени, и вся последовательность выстраивается логически и позволяет сопереживать уже преображённому, зачерствевшему и озлобившемуся герою "по старой памяти". За него страшно, неловко, больно.
Семья и мужская дружба постепенно перестают быть ценностями, а именно их атмосферу получилось передать как нельзя лучше и теплее (и именно этого не хватало накануне тюменцам). Потому и персонажи, казавшиеся поначалу важными, показанные подробно, всё больше отходят на второй план, становятся эпизодическими картинками, уступая место Гордею и его преображениям. Крупный план становится фоном, и это тоже хорошо и правильно.
Однако даже в эпизодах актёры не перестают проживать свою роль, честно реагируя на реплики, даже когда они направлены не к ним конкретно (такой индивидуальной проработки опять же хотелось в "Старшем сыне", где артисты замирали в красивой мизансцене, ожидая следующих обращённых к ним слов).

Верилось любящей и страдающей за мужа Дарье (Ирина Цветкова), смиренному отцу Кондрату (Василий Саргин) с вполне светской молодостью и тянущимся в молчании шлейфом прошлого, радеющему за друга крепкому семейственному Фёдору (Валерий Каратаев), ищущей выгоду и жалеющей дочку Прасковье (Елена Макарова), простоватой влюблённой Алёнке (Екатерина Сысоева), трепетно любящему Михалке, почитающему и спасающему отца, достоверно воспроизводящему внутренний бунт от покорности до отчаяния (Данил Зинеев с удивительно юным открытым лицом, которого наверняка эксплуатируют в качестве сказочных принцев).

В особенности же на восприятии сказывалась массовая энергия многолюдных сцен, несущих несомненный смысл и разобранных на людей в толпе, а не на массы. Крестный ход, странный, тяжёлый единый путь столь разных людей с разными целями. Городские гулянья, в которых человек теряет и деньги, и лицо, и личность, забывает себя и родных в денежном дурмане. Надсадная тупая работа на прииске, где постоянный страх и запах смерти неразлучны с жаждой наживы. Спасение от затопления, где рабочие слаженно, верно, точно делают всё, чтобы спасти себя и хозяина. Тушение пожара, где холодная вода из вёдер не случайно окатывает сначала Гордея, выводя его из долгого дурмана.

И финал, перекликающийся с началом: ещё один вознёсшийся в гордыне человек, убивший другого из-за денег, наложил на себя обет и проходит огромный путь на коленях. Может быть и скорее всего, излишний. Но и он работает.
Tags: Ирбит, Нижний Тагил, театр, театральное путешествие, фестиваль
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments